четвер, 14 лютого 2013 р.

Латинізація писемності

У 1920-30 роках в СРСР проводилися комплексні заходи з переведення всіх писемностей (а для не писемних народів — створення нових) на латинську графічну основу.
     Світлина з журналу «Советское фото» за 1930 рік.

«Кирилівські читання» вирішили згадати як то було, і звернулися до енциклопедичної літератури 1920-30 років.


В першу чергу до чудової «Літературної енциклопедії», що видавалася у Москві у 1929-1939 роках за редакцією В. Фріче та А. Луначарського. У шостому томі, що виданий 1932 року читаємо:

ЛАТИНИЦА— наряду с кириллицей (см.) и глаголицей (см.) одна из славянских азбук, представляющая применение букв латинского алфавита для начертания славянских звуков. Первые попытки такого применения известны еще до кириллицы и глаголицы, но эти попытки долгое время не приводили к строго выдержанной системе письма. До нас дошли так наз. фрейзингенские отрывки X—XI вв., содержащие образец древнейшего типа такого бессистемного письма применительно к славянскому яз. К значительно более позднему времени относятся дошедшие до нас памятники чешской и польской письменности. Древнейшие чешские рукописи, написанные Л. (если не считать отдельных слов: глосс в латинских манускриптах, имен собственных, местных названий, приводимых разными авторами, начиная с XI в.), относятся к XIII в., польские — к XIV в. Т. к. латинский язык не содержал ряда звуков, свойственных славянским языкам (например ш, ж, ч), то в древних памятниках, писанных Л., один славянский звук изображался иногда сочетанием нескольких латинских букв, и одну букву приходилось употреблять для обозначения разных звуков.
Напр. звук j изображали то посредством і (iego), то посредством g (gich—йих), то посредством у (gеу—йей). Те же буквы i и y употреблялись и для обозначения звуков ы и и (tу—ты; wini — вины), а g кроме j обозначало и звук г (iegо — его). Такое несовершенство алфавита и связанные с этим графические приемы весьма затрудняли чтение. В чешскую Л. первым внес упорядочение правописания Иоанн Гус. В трактате «De orthographia» [1411] он предложил так наз. диакритическую систему письма, по к-рой недостающие для изображения чешских звуков буквы создавались путем постановки надстрочных знаков над некоторыми латинскими буквами. Так. обр. для звуков ш, ж, ч были введены š, ž, č; мягкость согласных изображалась точкой над соответствующей буквой, значком же обозначалась и долгота гласных. Двумя буквами (сh) изображался лишь звук х. Система Гуса легла в основу как работ последующих ученых, так и современного чешского правописания. Л. словаков и хорватов близка к чешской Л. Основоположником упорядочения польской Л. является ученый XV века Паркош. Современное польское пиcьмо содержит меньше надстрочных знаков, чем чешское. Здесь в ряде случаев звуки изображаются двумя буквами: cz=ч, sz=ш, rz=ж (или ш), szcz =щ (т. е. шч), сh=х. В настоящее время Л. распространена у западных славян: чехов, поляков, словаков, лужичан, а также на юге — у хорватов и словинцев. Распространение Л. среди западных славян стоит в тесной связи с экономическими и культурно-политическими отношениями славян к народам Зап. Европы и к римско-католической церкви (см. «Графика»).
Вследствие сильного влияния Запада на Русь в XVI—XVIII вв. Л. повлияла и на русскую азбуку, следствием чего явилось образование гражданского алфавита, а через
русский гражданский алфавит латинизированы были и алфавиты болгар и сербов (см. «Графика»). В наше время в связи с латинизацией письменности многих народов СССР (см. «НА») поднимался вопрос и о переходе к латинизированному алфавиту тех
народов СССР, которые пользовались до сих пор русской гражданской азбукой (русских, вост. финнов).
Н. К.

    Газета «Середнє Поволжя» виходила в Самарі водночас латинкою і арабською графікою у 1930 роках.
     Мова ж - татарська. З архіву Вахтанга Кіпіані.

НОВЫЙ АЛФАВИТ — Общим именем НА называется вся совокупность алфавитов на латинской основе, разработанных и принятых восточными народами СССР после Октябрьской революции. Движение за латинизацию арабского алфавита, охарактеризованное Лениным как «революция на Востоке», началось сейчас же после окончания гражданской войны и установления советской власти в Азербайджане и на Сев. Кавказе (Ингушетия, Сев. Осетия и Кабарда), с 1921, и несколько позднее в Средней Азии. Широкий размах приобрело оно позднее, с 1925—1926. Задачей этого движения было вырвать монополию на образование из рук остатков эксплоататорских классов, создать формы письма (в первую очередь алфавиты), приспособленные для массового распространения грамотности среди трудящихся, и тем сделать письменность орудием ленинской национальной политики. Конкретно в виде НА пришли на смену узкокастовым формам письма, выросшим на основе главным образом ручной средневековой его техники (арабская, монгольская и другие формы графики), общедоступные алфавиты, разработанные на основе графики, приспособленной к условиям передового машинного производства. В то же время на основе НА впервые стала разрабатываться письменность и для ранее совершенно бесписьменных народов. В развитии латинизации в СССР можно наметить следующие три этапа. До 1926 латинизация проводилась обособленно в отдельных республиках (ср. выше). В этот период борьба за латинизированный алфавит являлась борьбой с недоступной массам арабской графикой. Опыт борьбы за латинизацию письменности пролетарского Азербайджана лег в основу дальнейшего развития латинизации письменности в Союзе. Поэтому Азербайджан справедливо считается пионером латинизации в СССР. В марте 1926 по инициативе Азербайджана созывается первый тюркологический съезд (в Баку), на котором представители тюрко-татарских, горских и др. народов при участии научных специалистов Академии наук Ленинграда и Москвы подавляющим большинством голосов приняли решение о желательности применения опыта Азербайджана по латинизации в других республиках и автономных областях Союза, пользовавшихся архаическими формами письма. Для руководства этой работой создается Всесоюзный центральный комитет нового тюркского алфавита (ВЦК НТА). С этого момента начинается этап организованного и широкого движения за латинизацию письменности тюрко-татарских народов, применявших гл. обр. арабский алфавит или бесписьменных. В области построения алфавита впервые выдвигается лозунг «унификации», т. е. междунационального графического и фонетического объединения отдельных национальных алфавитов. 1-й пленум ВЦК НТА (Баку, 1927) принимает проект унифицированного нового тюркского алфавита из 34 букв (см. рис.)


с вводимыми по мере надобности добавочными знаками к нему для отдельных языков. С 1930 наступает новый этап в развитии латинизации, к-рый характеризуется тем, что после арабского алфавита среди тюрко-татарских народов объектами борьбы за латинизацию становятся гл. обр. другие отсталые формы письма (монгольская, китайская и т. д.) у народов других языковых групп (китайская, иранская, монгольская, семитская и др.). На смену вопросам собственно алфавита у народов, уже завершивших латинизацию, встают вопросы дальнейшего развития письменности — вопросы развития национальных лит-ых языков (в их отношении к диалектам), создания новой терминологии, упорядочения орфографии и овладения различными видами техники (полиграфия, машинопись, телеграф, национальная стенография и т. п.). Наконец впервые в широком масштабе начинают создаваться алфавиты для ранее бесписьменных мелких народов Севера, Кавказа, Ср. Азии и др. К 1931, после перехода на НТА большого числа не тюрко-татарских народов, алфавит переименовывается в НА. При всех достижениях латинизации письменности необходимо отметить в ее проведении и известные искривления. Так, в некоторых случаях наблюдалось чрезмерное увлечение алфавитным творчеством, выразившееся в создании отдельных алфавитов для численно крайне незначительных яз. и даже диалектов без достаточного учета практических задач языкового строительства, и исключительная установка на латинский алфавит как на возможную базу создания письменности для бесписьменных народов при недостаточном внимании к использованию других алфавитов.
Неправильное понимание сущности НА отразилось в ряде работ, посвященных латинизации, в том, что в них все деятели латинизации (в том числе и дореволюционные предшественники ее на феодальном еще Востоке типа М. Ф. Ахундова) объединялись в один лагерь, к-рому столь же абстрактно противопоставлялись все противники латинизации, в том числе и сторонники алфавитов, построенных на русской основе. Ярким примером подобной ошибочной трактовки вопросов НА может служить брошюра И. Хансуварова «Латинизация — орудие ленинской национальной политики» (М., 1932). Сравни рецензию Ровинского в газ. «Правда» от 17/II 1934.
В настоящее время в СССР пользуются НА около 70 национальностей (общей численностью свыше 22 млн. человек). Руководство работой по латинизации осуществляется Всесоюзным центральным комитетом нового алфавита (ВЦК НА), с 1931 являющимся правительственным учреждением при Совете национальностей ЦИК СССР. Успехи латинизации в СССР не могли не отразиться на латинизационном движении и за рубежом. В 1928 под несомненным влиянием успехов латинизации в Азербайджане переходит с арабского на лат. алфавит Турецкая народная республика, в 1930 — Тувинская народная республика. С 1928—1929 вопросы латинизации начинают обсуждаться на страницах печати и в Персии.

Библиография: 
Агамалы-Оглы С, Неотложные нужды тюрко-татарских народов, Баку, 1925; 
Ага-ЗадеФ., История возникновения и проникновения в жизнь идей нового тюркского алфавита в АССР, Баку, 1925; 
«Новый Восток», Москва, 1925, кн. X—XI (статьи Агамалы-Оглы, Тюрякулова, Л. Жиркова, Н. Яковлева); 
В борьбе за новый тюркский алфавит, Сб. статей С. Агамалы-Оглы [и др.], под общ. ред. М. Павловича, М., 1926; 
Первый Всесоюзный тюркологический съезд 26 февр. — 5 марта 1926 (Стенографический отчет), Баку, 1926; 
Стенографический отчет второй конференции по просвещению горских народов Сев. Кавказа, Ростов н/Д., 1926; 
Агамалы-Оглы С, В защиту нового тюркского алфавита, Баку, 1927; Его ж е, Две культуры (Из впечатлений от поездки по Средней Азии), Баку, 1927; 
Стенографические отчеты: первого пленума ВЦК НТА, М., 1927; второго пленума, Баку, 1929; третьего пленума, Казань, 1928; четвертого пленума, [Л.], 1931; пятого пленума, М., 1932; 
Язык и письменность народов СССР, Стенографический отчет I Всес. пленума Научного совета ВЦК НА, под ред. К. Алавердова, С. Диманштейна [и др.], М., 1933; Материалы I Всеросс. конференции по развитию языков и письменности народов Севера, под ред. Я. П. Аль-кора (Кошкина) и И. Д. Давыдова, М.—Л., 1932; 
Журнал «Культура и письменность Востока», кн. I—X, М., 1928—1931; Журнал «Революция и письменность», М., 1931—1932; 
Сборники «Письменность и революция», I— II, М.—Л., 1933; 
Сухотин А., К вопросам алфавитной политики, «Просвещение национальностей», 1930, № 4—5; Яковлев Н., Итоги унификации алфавитов в СССР, «Советское строительство», 1931, № 8 (61); 
Его же, Некоторые итоги латинизации и унификации алфавитов в СССР, «Революция и письменность», 1932, № 4—5 (14—15); Алфавит Октября. Итоги введе¬ния нового алфавита среди народов РСФСР. Сб. статей под общ. ред. Н. Нурмакова, изд-во «Власть советов», М.—Л., 1934 (ЦК НА при Президиуме ВЦИК); 
Орлицкий, Национал-демократизм в вопросах языка и письменности, журн. «Большевик», 1934, № 6; 
Ровинский, Об одной нац.-демократич. концепции, газ. «Правда», 1934, № 47.

Це була стаття з восьмого тому енциклопедії, що виданий у 1934 році. Також наведемо кілька абзаців, що торкаються теми латинізації зі статті «Графіка» (том 2, 1930 рік):

Для нового и в особенности новейшего времени латинский алфавит — орудие междунардного культурного общения. Показателем этого является не только сближение с формами общеевропейской антиквы различных национальных почерков (замена латиницей так наз. «готического письма» в Германии и Скандинавских странах), но и все более усиливающееся стремление многочисленных народов Востока заменить латинским алфавитом старые формы своей письменности — явление, как известно, оцененное Лениным как «революция на Востоке».
Впервые в грандиозных размерах латинизация национальной письменности проведена в СССР, где латинский алфавит не только вытесняет арабский (у тюрко-татарских народов и горских народов Кавказа) и некоторые другие (древнееврейский у горских евреев) алфавиты, но и становится основой вновь создаваемой письменности ряда бесписьменных народов. В настоящее время латинизирована также письменность Турции. В других странах (Персии, Китае, Японии) вопрос о латинизации пока не выходит за пределы частных организаций.
<...>
Грандиозные культурные изменения в России в конце XVII и в начале XVIII вв. отразились и на русской графике: кириллицу для книг светской печати реформаторы приблизили к латинице. Выброшены были некоторые буквы (юс, омега, оу, йотированные «е» и «а» и другие), опущены титлы и буквы под титлами, а также другие надстрочные знаки, кроме точек над «і», и изменены в сторону латиницы начертания отдельных букв и общий характер письма. Так составился русский гражданский алфавит. Частичные изменения в алфавите производились в продолжение XVIII в.: в некоторых изданиях второй половины этого столетия введена была особая буква для обозначения «о» после смягченных согласных («ю» с накрытием наверху). В 1917 произведены были, в связи с реформой орфографии, новые сокращения алфавита: опущены буквы «Ѣ», «Ѳ», «Ѵ», «I», а в большей части печати и «ъ».
В основу украинского и белорусского алфавитов, а также в основу ряда алфавитов восточных финнов, положен был русский гражданский шрифт.
Значительное влияние России в придунайских землях в XVIII и XIX вв. повело к принятию сербами и болгарами русского гражданского алфавита за основу при реформе алфавитов, причем сербский реформатор начала XIX в., Вук Караджич, добавил к заимствованным буквам шесть новых букв и между ними j, а болгары сохранили элементы кириллицы (юс большой).


Трохи згодом буде опублікований скан статті «Латинизация письменности» з 38-го тому першого видання «БСЭ», що вийшов у 1938 році.